АПК Фонд - Достойная пенсия в АПК
Тел.:
+7 (495) 688-9000, +7 (495) 780-8343


О фондеОтчетностьБанковские реквизитыНовостиНегосударственное пенсионное обеспечениеРаскрытие информацииИнформация о структуре и составе акционеровАкционированиеПоказатели деятельностиОбновление персональных данныхКонтакты

Новости

01.07.2014 Вы уверены в том, что ваша пенсия принадлежит именно вам?

Два чиновника – министр экономического развития Алексей Улюкаев (фото в анонсе публикации) и министр финансов Антон Силуанов в конце июня 2014 года затеяли публичный диалог о судьбе 243 млрд рублей пенсионных накоплений российских граждан. Первым выступил Алексей Улюкаев, сообщивший в интервью газете «Ведомости», что замороженные на 2014 год пенсии нужно вернуть негосударственным пенсионным фондам, которые прошли акционирование и проверку регулятора. Через несколько дней Антон Силуанов возразил коллеге, что средств для этого в федеральном бюджете нет – деньги пошли на Крым, на антикризисные меры».

Медиасреда восприняла слова министра финансов негативно – в интернете появились комментарии о том, что государство для финансирования антикризисных мер залезло в карман российских пенсионеров, и что власть не считает пенсионные накопления собственностью граждан.

Министр был вынужден оправдываться. «В 2014 году средства пенсионных накоплений граждан зачисляются в Пенсионный фонд России, в страховую часть пенсии тех работающих граждан, которые формируют накопительную часть пенсии. Это очень важно, потому что сегодня появились заявления о том, что правительство тратит деньги накопительной части будущих пенсионеров. Это абсолютно неправильно. Хочу сказать, что деньги накопительной части граждан пойдут не на накопительную часть, а на страховую», – заявил Силуанов. – Правительство РФ никогда не собиралось тратить деньги пенсионеров».

О каких деньгах спорят министры? Эта история началась осенью 2013 года, когда по предложению вице-премьера Ольги Голодец пенсионные накопления россиян были направлены не в пенсионные фонды, а на текущие выплаты пенсионерам. В результате перевод средств из бюджета страны в пенсионную систему уменьшился: правительству удалось сэкономить и направить в антикризисный резерв 243 млрд рублей.

В Институте экономики переходного периода имени Гайдара подсчитали, что в результате заморозки накопительной части пенсий в 2014 году средний участник пенсионной системы потеряет 22 тыс. рублей.
E-xecutive.ru обсуждает тему с управляющим директором Группы компаний АЛОР, доцентом Международной школы бизнеса Финансового университета Сергеем Хестановым.

E-xecutive.ru: Один министр предлагает вернуть 243 млрд в пенсионную систему, другой – против. Значит ли это, что у правительства нет единой позиции по данному вопросу?

Сергей Хестанов: Мне это напоминает известную шутку, когда столкнулись два автомобиля, приехал гаишник, подумал и сказал: «Вы оба правы». Думаю, в самом начале Антон Силуанов неудачно подобрал слова, поэтому возникло такое противоречие. Когда он сказал, что деньги потрачены на Крым, заявлявший имел в виду, по-видимому, следующее: когда верстался бюджет на 2014 год (в бюджете, как известно, указаны расходы и доходы, при этом расходы можно спланировать точно, а доходы зависят от многих причин, они могут быть больше или меньше), и когда было принято неправильное, на мой взгляд, решение использовать пенсионные накопления для решения тех или иных проблем бюджета, тогда эти деньги были расписаны. Поэтому когда прозвучала, опять же на мой взгляд, правильная инициатива Алексея Улюкаева вернуть эти средства, то Силуанов, как человек, отвечающий за исполнение бюджета, тут же резонно сказал, что этих средств нет. Но не в том значении, что они куда-то пропали – полагаю, что значительная часть их еще не потрачена, поскольку они более или менее равномерно тратятся в течение года, – а в том понимании, что они уже распределены, под них спланированы определенные государственные расходы. Поэтому сейчас отыграть этот сюжет назад, вернуть деньги -- проблематично или даже невозможно. Но выразился министр при этом неудачно, и его высказывание было очень коварно воспринято в медиа.

E-xecutive.ru: Что дискуссия двух министров означает для пенсионной системы как для института и для пользователей этой системы?

С.Х.: Она означает две противоречивые вещи. Интересы нынешних пенсионеров данная тема совершенно не затрагивает, на выплаты текущих пенсий эта дискуссия не влияет никак. Это важно понимать, потому что многие запаниковали, думая, что теперь они недополучат свои деньги. Интересы будущих пенсионеров затронуты следующим образом. Отчисления в накопительную часть пенсии в России были небольшими и длились не долго. У большинства граждан РФ накопительная часть пенсии не очень большая – ее объем можно вычислить по «письмам счастья», присылавшихся из пенсионных фондов. Я не помню самую последнюю статистику по дожитию, тот показатель, который я помню без заглядывания в справочники, составляет 19 лет – столько времени проживает среднестатистический пенсионер после выхода на пенсию. Умножаем 19 на 12, получаем 228 месяцев. Сумму из «письма счастья» нужно разделить на 228, и вы поймете, как повлияет накопительная часть на вашу будущую пенсию. Думаю, что у большинства россиян после этих вычислений получится настолько небольшая сумма, что сильно переживать по поводу влияния диалога двух министров на вашу пенсию не стоит.

Гораздо сильнее принципиальное влияние этой дискуссии на умонастроения. Пенсионная реформа в России идет с 2002 года, к сожалению, с весьма переменным успехом: правила менялись несколько раз, причем, последние несколько лет правила меняются чуть ли не ежегодно. Желание государства решить какую-то проблему с помощью государства в принципе понятно: государству нужны деньги, они видит пенсионные накопления, до выплаты которых еще далеко – 10-20 лет. Тут же вспоминается Ходжа Насреддин, заявивший по поводу одного долгосрочного проекта, что «через 20 лет умрет либо он, либо шах, либо ишак», и государство поддается соблазну. Однако такие действия подрывают доверие граждан к пенсионной системе и как следствие – желание людей вкладывать в накопительную часть своей пенсии заметно снижается.

E-xecutive.ru: У государства был шанс не заимствовать пенсионные деньги?

С.Х.: Сумма, о которой идет речь – 243 млрд рублей – не настолько велика в масштабах российской экономики, чтобы нельзя было обойтись без этого заимствования. Тот факт, что бюджет сходится пусть с небольшим, но с профицитом, лишний раз это доказывает. Вполне можно было, не трогая пенсионную систему, решить проблему иначе. Но если уж решили затронуть эту сумму, то не надо делать по этому поводу неуклюжие заявления: чем меньше разговоров на данную тему, тем меньше вред, наносимый настроениям граждан. Если государство когда-либо решит вернуть эти деньги, оно сможет широчайшим образом оповестить о своем решении. Недоверие к пенсионной системе порождает много проблем – и гражданам, и государству выгоднее, чтобы эта система работала стабильно.

E-xecutive.ru: Критики увидели в этой истории аналог немецкого «налога солидарности», который граждане объединенной Германии платят для поддержки реформ на территории бывшей ГДР. Для таких аналогий есть основания?

С.Х.: Едва ли. Немцы действительно до сих пор финансируют территорию бывшей ГДР и брюзжат по этому поводу, мол, деньги тратятся нерационально и неэффективно. Но отчисления россиян в накопительную часть пенсии не могут сравниться с данным немецким налогом по объему: он на порядок больше, чем наши взносы в пенсионный фонд. Так что это – явления разного порядка. Самое плохое здесь – это соблазн, я об этом уже говорил: деньги пенсионеров тратятся сейчас, они помогают решить какую-то текущую проблему, но последствия мы ощутим потом, когда работающие россияне выйдут на пенсию. Понятно, что в соответствии с гипотезой Ходжи Насреддина, к тому времени никого из нынешних министров в правительстве уже не будет.

Беседовал Андрей Семеркин,
E-xecutive.ru

Вернуться назад